Да плевать нам на Ла-Манш…

Ледокол класса «река-море» спускался вниз по течению, могучей реки Лена. Береговая полоса этого северного края едва-едва подернулась зеленью лета, но видно ее было плохо, ведь ширина Лены после Сангары достигает двух-трех километров.

Судно шло ходко, торопясь в море Лаптевых, и ничего не предвещало неординарных ситуаций. Рев аварийного сигнала и крик — «человек за бортом» стал для большинства экипажа полной неожиданностью.

Но факт оставался фактом и вот так он выглядел в глазах очевидцев...

В рубке нес дежурство второй помощник капитана, тоже, кстати, уверенный в спокойном прохождении своей вахты. Сказать, что он удивился, увидев гребущего посреди реки человека без всяких технических средств, было бы неправильно — он был ошарашен!

Бросив взгляд на ближайший берег, до которого было метров восемьсот и понимая, что ситуация выходит из-под логического контроля, он, спасая свой разум, начал озираться по сторонам в поисках обломков кораблекрушения. Но их не было! И кто знает, как бы он перенес данный факт, если бы не необходимость срочных действий.

Команды «стоп-машины, полный назад, шлюпку на воду», отдавались быстро и четко. Через секунду в рубке был и капитан, тоже принявший самое активное участие в отдаче распоряжений. Экипаж действовал быстро и слаженно.

Как только судно погасило скорость до возможного спуска на воду бота, четверо матросов устремились на нем к утопающему. Но странное дело, за всей этой суматохой ни капитан, ни старпом, ни мой родственник, поначалу даже не обратили внимание, на то, что утопающий вел себя довольно спокойно. Размашистые гребки и планомерное движение должно было бы смутить всех, но видимо сказывалась неординарность ситуации.

— Держись, браток, помощь близко! — стиснув зубы, прохрипел капитан, успокаивая всех, в том числе и себя.

Видимость с рубки и палубы была отличной, весь оставшийся экипаж мысленно отсчитывал секунды, радуясь быстрому приближению бота к утопающему. Как только бот приблизился на расстояние руки, поведение спасаемого резко изменилось. Наблюдавшие, с нескрываемым волнением отметили, что он стал вести себя неадекватно. Вместо того, чтобы стараться залезть в бот, он яростно махал руками, барахтался в воде и что-то орал — но что, на судне слышно не было.

— Как его колбасить начало, — уныло протянул капитан, — видимо шок, или судорги!

— Конечно судорги, вон за бортом вода всего пять градусов! — также уныло протянул старпом, кивнув на навигационные приборы.

В боте действия утопающего расценили, видимо, так же как и руководство на судне. Отличие было лишь в том, что помимо всего прочего, у них был еще и приказ — спасти любой ценой! Через минуту один из матросов, поняв всю бесплодность попыток затащить утопленника в бот по хорошему, перехватил одной рукой весло и смачно хрякнул им по лбу спасаемого.

Действие дало результат. Уже через секунду, три пары рук выхватили из воды довольно щуплое тело. За время транспортировки на ледокол тело понемногу пришло в себя. И когда капитан, с радостным криком:

— Живой, родимый! — бросился к щуплому, но довольно жилистому представителю коренного населения Саха, тот уже оглядывал экипаж, довольно недружелюбно.

— Капитана, зачем меня на судно вытащил! — злобно зашипел он, потирая довольно приличную шишку.

— Как зачем, ты ж тонул? — с трудом вникая в ситуацию, опешил тот.

— Сам ты тонул, а я домой плыл! Меня жена дома ждет. Где этот гад, который меня веслом ударил!?

«Гад», уже понявший, что что-то сделал не так, давно уже замаскировался среди членов экипажа.

— Так ты домой плыл? А лодка твоя где, утонула? — все же стараясь понять, перебил его капитан.

— Слушай, зачем мне лодка, я же не на рыбалку плавал. Я к Ваньке на тот берег гонял, погостил, сейчас домой возвращаюсь!

Поняв, что основного обидчика не найти, а драться со всем экипажем небезопасно, якут поплелся к борту.

— Слышь, иди хоть чаем напоим! — не найдя ничего лучшего, предложил ему в спину обалдевший капитан.

— Да пошел ты …! — огрызнулся якут, — была бы водка, можно было бы остаться! А из—за чая, мне потом что, лишних пять километров вверх, против течения плыть?!

Весь экипаж с полчаса, не имея возможности захлопнуть рот, молча смотрел, как якут ловко соскользнув вниз по фалу, ровно без рывков, плыл к далекому берегу.

dolphin